ОБОБЩЕНИЕ дисциплинарной практики квалификационно-дисциплинарных комиссий адвокатуры о конфликте интересов

1. Одним из принципов осуществления адвокатской деятельности является избежание конфликта интересов. Нарушение адвокатом этого принципа влечет его дисциплинарную ответственность в порядке, установленном Законом Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» (далее — Закон).

Рассматривая жалобы на неподобающего поведения адвоката, квалификационно-дисциплинарные комиссии адвокатуры должны исходить из общих положений о конфликте интересов в адвокатской деятельности, изложенных в Законе.

Конфликтом интересов является противоречие между личными интересами адвоката и его профессиональными правами и обязанностями, наличие которой может повлиять на объективность или беспристрастность при исполнении адвокатом его профессиональных обязанностей, а также на совершение или несовершение им действий при осуществлении адвокатской деятельности (п. 8 ст. 1 Закона).

О возникновении конфликта интересов адвокат обязан безотлагательно уведомлять клиента (п. 3 ч. 1 ст. 21 Закона).

Скорая медицинская бюро или адвокатскому объединению запрещается заключать договор об оказании правовой помощи (обязан отказаться от исполнения договора) в случае:

• имеющегося конфликта интересов (п. 1 ч. 1 ст. 28 Закона);

• при наличии обстоятельств, которые могут привести к конфликту интересов, в частности, выполнение договора может противоречить интересам адвоката, членов его семьи или близких родственников, адвокатского бюро или адвокатского объединения, учредителем (участником) которого он является, профессиональным обязанностям адвоката (п. 6 п. 2 ч. 1 ст. 28 Закона).

Детализацию норм Закона по отдельным аспектам конфликта интересов содержат Правила адвокатской этики и решение Совета адвокатов Украины, выполнение которых в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 21 Закона является обязательным для адвоката.

1.1. В отдельных случаях от адвоката требуется получение письменного согласия от клиента. Согласно ст. 9 адвокат без письменного согласования с клиентами, по которым возник конфликт интересов, не может представлять или защищать одновременно двух или более клиентов, интересы которых являются противоположными или достоверно могут стать противоречивыми, а также при таких обстоятельствах предоставлять им профессиональную юридическую (правовую) помощь .

В случае получения адвокатом конфиденциальной информации от клиента, которому он оказывал профессиональную юридическую (правовую) помощь, связанной с интересами нового клиента при предоставлении юридической помощи, адвокат обязан получить письменное согласие клиентов, между которыми возник конфликт интересов.

Адвокат без письменного согласования с клиентом, по которому возник конфликт интересов, не может представлять, защищать клиента предоставлять ему профессиональную юридическую (правовую) помощь, если интересы клиента противоречат собственным интересам адвоката.

При отсутствии письменного согласия клиента, в случае возникновения конфликта интересов в процессе реализации адвокатом договора, такой договор должен быть расторгнут с соблюдением условий, определенных ПАЭ.

1.2. Соблюдение адвокатом принципа недопустимости конфликта интересов обеспечивается на всех этапах деятельности адвоката:

1) на стадии принятия поручения клиента (ст. 20 ПАЭ). Адвокат не вправе принять поручение, если интересы клиента объективно противоречат интересам другого клиента, с которым адвокат связан договором об оказании правовой помощи. Адвокат не вправе принять поручение также если конфликт интересов связан с тем, что адвокат получил от другого клиента конфиденциальную информацию, охватывается предметом адвокатской тайны или защищается законодательством другим способом, который имеет перспективу быть использована при оказании правовой помощи новому клиенту. Эти ограничения не применяются в конкретном случае с письменного согласия клиента (клиентов), интересы которого (которых) представляет адвокат и противоречивы.

По требованию клиента до заключения договора о предоставлении правовой помощи адвокат (адвокатское бюро, адвокатское объединение) также сообщить клиенту обстоятельства, которые могут повлиять на возможное возникновение конфликта интересов Такое информирование соответствии с ч. 1 ст. 16 ПАЭ, в том числе, обеспечивает свободный выбор клиентом адвоката.

2) в процессе выполнения поручения клиента (ст. 34 ПАЭ). В случае, когда адвокат узнал о существовании конфликта интересов между интересами этого и других клиентов, а также других лиц при обстоятельствах, указанных в статье 20 ПАЭ, он должен расторгнуть договор с клиентом (или несколькими из клиентов) и / или лицом, которое заключило договор в интересах клиента, если не будет получено соответствующего письменного согласия клиента (клиентов) на дальнейшее представительство его (их) интересов этим адвокатом.

3) после выполнения поручения клиента (ч. 2 ст. 35 ПАЭ). Обязанности адвоката, вытекающие из принципа избежания конфликта интересов, продолжают действовать и после завершения выполнения адвокатом договора.

1.3. В отношениях с клиентом — юридическим лицом правила конфликта интересов имеют определенные особенности применения, установленные ст. 39 ПАЭ.

На отношения по предоставлению профессиональной юридической (правовой) помощи клиенту — юридическому лицу в полном объеме распространяются нормы Правил, регламентирующих поведение адвоката в ситуациях наличия или последующего возникновения конфликта интересов.

Если в общении с должностными лицами, служащими и другими работниками клиента — юридического лица, связанном с предоставлением профессиональной юридической (правовой) помощи этому клиенту, становится очевидным, что возникает конфликт интересов, адвокат должен сообщить, что он представляет клиента — юридическое лицо и объяснить свои обязанности, связанные с конфликтом интересов.

В период действия договора о предоставлении правовой помощи клиенту — юридическому лицу адвокат не должен заключать договора о предоставлении правовой помощи с лицами, которые находятся в трудовых, гражданско-правовых и иных правоотношениях с клиентом, если это может противоречить интересам клиента — юридическому лицу. Также адвокат не должен заключать договоры об оказании правовой помощи с вышеуказанными лицами, если он является носителем конфиденциальной информации, полученной при оказании правовой помощи лицу.

Адвокат не может принимать поручения от клиента, если суть поручения сводится к необходимости совершения действий в интересах такого клиента, направленных на защиту его прав, находящихся в конфликте интересов с юридическим лицом, в котором адвокат ранее работал, или оказывал профессиональную юридическую (правовую) помощь если адвокат владеет информацией, которая может быть использована против такого юридического лица.

1.4. Посредничество предполагает определенные особые условия участия в нем адвокатов.

Ст. 21 ПАЭ определяет, что адвокат может выступать посредником между клиентами при условии, что:

• между интересами клиентов нет конфликта, или при наличии письменного согласия обоих (всех) клиентов, интересы которых представляет адвокат и которые являются противоречивыми;

• адвокат объяснит каждому из клиентов сущность отношений посредничества и получит согласие каждого из клиентов на их одновременное представительство;

• адвокат имеет достаточные основания полагать, что он сможет сохранить объективность при одновременном представительстве интересов клиентов и по отношению к каждому из них выполнить свои профессиональные обязанности в соответствии с законом и требованиями Правил.

С каждым из клиентов адвокат должен согласовывать решения, принимаемые и обеспечивать надлежащую информированность каждого из них о всех обстоятельствах и рассуждения, необходимые для принятия взвешенных решений по существу поручения

Адвокат должен прекратить свои действия как посредника и разорвать соответствующие договоры с каждым из клиентов, если этого требует хотя бы один из клиентов, которых он одновременно представляет, или если возникают обстоятельства, при которых соблюдение изложенных выше условиях становится невозможным.

Если действия адвоката в качестве посредника между клиентами не достигших желаемого клиентами результата, он не может в дальнейшем представлять интересы ни одного из клиентов по вопросам, связанным с предметом посредничества (ст. 40 ПАЭ).

1.5. Общие этические принципы взаимоотношений между адвокатами предусматривают соблюдение принципа избежание искусственного порождения или углубления конфликтов между клиентами (ч. 2 ст. 50 ПАЭ).

1.6. При установлении адвокатом контактов и общения в социальных сетях, интернет-форумах и других формах общения в сети Интернет с клиентами, коллегами, судьями, процессуальными оппонентами и другими лицами и их объединениями, он обязан исключить возможность возникновения конфликта интересов.

При этом согласно решению РАУ от 22.09.2017 №196 «Об утверждении разъяснения по вопросам применения положений Правил адвокатской этики относительно рекламирования адвокатской деятельности и соблюдения норм адвокатской этики при использовании сети Интернет», каких-либо ограничений по общению в сети Интернет с использованием возможностей социальных сетей, между адвокатом и другими лицами, в том числе и теми, которые имеют отношение к органам государственной власти и местного самоуправления, правоохранительных органов, являются или могут быть процессуальными ими оппонентами по конкретным делам с участием этого адвоката, а также с судьями или работниками судебных органов, нет и не может быть при условии, если такое общение не нарушает действующее законодательство и права человека на беспристрастное правосудие. При этом в каждом конкретном случае при возникновении вопросов, которые могут быть трактованы как конфликт интересов и / или содержать коррупционную составляющую, последние должны исследоваться и рассматриваться в установленном порядке с учетом специфики правоотношений.

1.7. Для понимания содержательного наполнения понятия «конфликт интересов» следует учитывать отдельные разъяснения РАУ:

Адвокаты, являющиеся участниками одного адвокатского объединения имеют право в одном уголовном производстве на стадии досудебного расследования представлять интересы (быть защитниками) потерпевшего и подозреваемого при отсутствии конфликта интересов, обстоятельств, определенных статьей 46 УПК Украины, и от сущности оснований для отвода защитника (представителя), установленных статьей 78 УПК Украины (решение РАУ от 19.11.2013 №246 «О предоставлении разъяснений относительно возможности адвокатов, которые зарегистрированы в одном адвокатском объединении, осуществлять защиту различных по процессуальным статусом лиц »).

В соответствии с предписаниями статьи 28 Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» одновременное предоставление правовой помощи адвокатами, которые являются супругами, в одном и том же хозяйственном, гражданском, административном процессе или в уголовном производстве, или в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении клиентам, процессуальные интересы которых противоположны и противоречат друг другу, указывает на то, что такое исполнение договора о предоставлении правовой помощи может противоречить интересам адвоката, членов его семьи и по общему правилу запрещено в соответствии с законом (решение РАУ от 13.11.2015 №127 «Об утверждении разъяснения о возможности предоставления правовой помощи адвокатами (супругами) одновременно разным сторонам (участникам) производства»).

При соблюдении всех условий, предусмотренных нормами законодательства Украины и Правилами адвокатской этики, одновременное представительство интересов двух или более истцов или двух или более ответчиков одним адвокатом в одном гражданском процессе возможно (решение РАУ от 26.02.2016 №4 «Об утверждении разъяснения по возможности одновременного представления интересов двух или более истцов или ответчиков адвокатом в одном гражданском процессе »).

Конфликт интересов в понимании Закона имеет место в случае, если исполнение договора противоречит интересам члена семьи или близкого родственника адвоката — должностного лица, принимавшего или участвует в производстве, в котором адвокатом предоставляется (должно предоставляться) правовая помощь. Представительство интересов клиента адвокатом в таких производствах запрещено. Одновременно сам по себе факт нахождения члена семьи или близкого родственника адвоката в трудовых или иных правоотношениях с органом государственной власти или местного самоуправления не создает конфликта интересов по производств, в которых такой орган является стороной. Неотъемлемым признаком конфликта интересов, который делает невозможным участие адвоката в указанных производствах, является противоречие между личными интересами адвоката в форме личных, трудовых, служебных, должностных и т.д. интересов члена его семьи или близкого родственника и профессиональными правами и обязанностями адвоката по конкретному деле. Представительство интересов клиента адвокатом в производствах, стороной которых является орган государственной власти или местного самоуправления, в котором работает его близкий человек (родственник), отвечать требованиям Закона и Правил, если в круг спорных (проблемных) и процессуальных правоотношений конкретного производства не отнесены и не могут быть отнесены правоотношения, участником которых является (может быть) так близка лицо (родственник) адвоката (например, в силу выполняемой такой близкой лицом (родственником) функции в конкретном органе или в силу самостоятельности и не за ежности такого лица по соответствующим статусом) (решение РАУ от 15.12.2016 № 290 «О возможности представительства адвокатом клиента в суде при наличии отдельных обстоятельств»).

Адвокат не может принимать поручения от клиента, если суть поручения сводится к необходимости совершения действий в интересах такого клиента, направленных на защиту его прав, находящихся в конфликте интересов с юридическим лицом, в котором адвокат ранее работал, или оказывал правовую помощь в результате чего обладает информации, которая может быть использована против такого лица. Однако, сам факт предоставления адвокатом правовой помощи лицу не вызывает конфликта интересов с интересами клиента, поскольку конфликт возникает только при условии, если адвокат оказывал правовую помощь лицу и имел доступ и / или получил информацию, которая может быть использована против такого лица. Таким образом, обязанность адвоката отказаться от поручения клиента в описанных обстоятельствах не является безусловным долгом, а возникает лишь при условии владения адвокатом информации, полученной им в результате предоставления правовой помощи лицу и может быть использована против такого лица (решение РАУ от 04.07.2015 №7 «Об утверждении разъяснения о наличии или отсутствии конфликта интересов при осуществлении адвокатом защиты клиента»).

2. Дисциплинарные палаты квалификационно-дисциплинарных комиссий в большинстве случаев правильно определяют наличие или отсутствие конфликта интересов. С 2014 года по июнь 2019 Высшая квалификационно-дисциплинарная комиссия адвокатуры исследовала корректность решения КДКА регионов вопрос о соблюдении принципа избежания конфликта интересов в 26 делах. По результатам рассмотрения с 26 решений КДКА:

• 14 — оставлено без изменений;

• 5 — отменено, принято новое решение о возбуждении / отказе в возбуждении дисциплинарного дела;

• 3 — отменено, дело направлено на новое рассмотрение;

• 1 отменено, принято новое решение о закрытии дисциплинарного дела;

• 3 — отменено, принято новое решение о привлечении адвоката к ответственности и применения к нему дисциплинарного взыскания.

Анализ практики применения КДКА положений законодательства при рассмотрении жалоб относительно ненадлежащего поведения адвоката позволяет прийти к следующим выводам по отдельным вопросам.

2.1. Адвокат не может принимать поручения при наличии конфликта интересов клиента и юридического лица, в котором адвокат работал ранее и в связи с этим обладает информацией, которая может быть использована против такого юридического лица.

На государственном предприятии работал юрист, в должностные обязанности которого входило составление и проверка проектов договоров. Одним из таких договоров было соглашение о зачете встречных однородных требований, заключенное между ГП и ООО, проект которой был завизирован юристом, который в то время получил статус адвоката.

Позже в рамках уголовного судопроизводства на государственном предприятии проводились следственные действия. Из постановления судьи о предоставлении разрешения на проведение обыска стало известно, что потерпевшим по делу является ООО, а его интересы представляет адвокат, который ранее работал в ГП юристом.

В этой связи в КДКА поступила жалоба на адвоката. Представители ГП утверждали, что адвокат был осведомлен о конфликте интересов, который существует между ГП, где он работал, и ООО, интересы которого он представляет в уголовном производстве. Кроме того, адвокат участвовал как представитель ООО в судебных заседаниях, где оппонировал представителям предприятия ГП.

Поскольку адвокат не может принимать поручения от клиента, если суть поручения сводится к необходимости совершения действий в интересах такого клиента, направленных на защиту его прав, находящихся в конфликте интересов с юридическим лицом, в котором адвокат ранее работал, если адвокат владеет информацией, которая может быть использована против такой юридического лица, в КДКА правильно установили в действиях адвоката дисциплинарный проступок (решение ВКДКА от 30.10.2017 № Х-003/2017).

2.2. Адвокат не вправе принять поручение, если интересы клиента объективно противоречат интересам другого клиента, с которым адвокат связан договором об оказании правовой помощи.

Адвокат в один и тот же период времени участвовал в нескольких судебных процессах в судах, выступая в различных делах на стороне процессуальных оппонентов. Это стало основанием для обращения с жалобой на этого адвоката в КДКА.

Дисциплинарная палата КДКА региона пришла к правильному выводу о наличии в действиях адвоката признаков дисциплинарного проступка, поскольку он занимал в деле позицию вопреки воле клиента и в нарушение запрета заключать договоры об оказании правовой помощи в случае оказания помощи другому лицу, интересы которого могут противоречить интересам лица, обратившегося за предоставлением правовой помощи (решение ВКДКА от 31.01.2019№ И-003/2019).

В другом деле адвокат оказывал услуги правового консалтинга лицу. Общее собрание участников отстранили директора этого юридического лица. Последний инициировал судебное производство о восстановлении в должности и устранении препятствий в выполнении должностных обязанностей, в рамках которого привлек к оказанию правовой помощи этого же адвоката.

Поэтому представитель юридического лица обратился в КДКА. Он также отметил, что адвокат, находясь с ними в договорных отношениях, представлял интересы их оппонента — другой компании в споре о взыскании неосновательно полученных средств. При этом адвокат еще и находился в семейных отношениях с учредителем этой компании.

КДКА отказала в возбуждении дисциплинарного дела, не видя в действиях адвоката признаков дисциплинарного проступка. В то же время, ВКДКА пришла к выводу, относительно ошибочности такого решения и приняла другое (решение ВКДКА от 07.11.2014 № V-029/2014), которым возбудила дело в отношении адвоката и направила материалы в КДКА для рассмотрения в порядке, предусмотренном Законом.

2.3. Решая вопрос о наличии конфликта интересов между клиентами, КДКА должны учитывать предмет предоставления правовой помощи по соответствующим договорам.

Адвокат представлял интересы гражданина в суде по делу о некачественного выполнения предприятием работ по строительству жилого дома. Позже этот же адвокат был представителем другого лица в споре относительно действительности договоров купли-продажи недвижимого имущества. Оппонентом в деле выступал его клиент в первом споре. Ситуацией решило воспользоваться предприятие и обратилось в КДКА. Жалобщик считал, что адвокат должен был отказать в заключении второго договора о предоставлении правовой помощи.

Дисциплинарная палата КДКА установила, что гражданские дела были разные по своим правоотношениями и не связаны друг с другом. Кроме того, договор об оказании правовой помощи по первому делу был расторгнут, а сам клиент в ней не возражал против участия адвоката в качестве оппонента по другому делу.

С учетом таких обстоятельств ГП КДКА региона пришла к правильному выводу об отсутствии в действиях адвоката дисциплинарного проступка (решение ВКДКА от 30.11.2017 № ХI-017/2017).

2.4. Выполнение юристом определенной работы в соответствии с трудовым договором не может свидетельствовать о наличии конфликта интересов в споре с бывшим работодателем, если выполняемая работа не была связана с предоставлением правовой помощи.

В споре о признании недействительными решений государственного регистратора и частного нотариуса суд проверял факт прекращения действия договора субаренды земельного участка, заключенного между жилищно-строительным кооперативом (сторона спора) и ООО (третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований).

В ходе заседания адвокат, представлявшая ООО, заявила, что договор был прекращен в одностороннем порядке путем направления требования, поскольку в свое время, работая юрисконсультом в этом кооперативе, она получила соответствующий заказное письмо.

Усматривая в таких показаниях конфликт интересов, кооператив обратился в КДКА. Во время проверки сведений, дисциплинарной палатой было установлено, что адвокат ранее действительно работала в ЖСК штатным юристом и ей было выдана доверенность (как гражданину, но не адвокату) представлять интересы кооператива и получать необходимые документы. В то же время, в КДКА заметили, что получение корреспонденции на почте уполномоченным лицом не относится к деятельности по оказанию правовой помощи, а является обычным техническим действием, который мог осуществлять любой работник кооператива, на которого могло быть возложена такая обязанность. Кроме того, письмо ООО о расторжении договора субаренды земельного участка не содержал конфиденциальной информации. Эта информация была известна всем сторонам спора, следует из решения хозяйственного суда (копию которого ЖСК-жалобщик приобщил к своей жалобы). Объявления адвокатом этой информации в судебном заседании, как представителем ООО, не было нарушением прав ЖСК, поскольку она как адвокат, не представлял интересы ЖСК ни в прошлом, ни во время рассмотрения дела в суде. Более того, объявления такой информации в судебном заседании было обязанностью адвоката, который защищал интересы своего клиента. Указанная информация была необходима для рассмотрения дела, и была известна всем сторонам.

Таким образом, дисциплинарная палата КДКА пришла к правильному выводу (с которым согласились в ВКДКА; см. Решение от 30.10.2017 № Х-007/2017) об отсутствии в действиях адвоката признаков дисциплинарного проступка и отказала в возбуждении дисциплинарного дела в отношении адвоката.

2.5. Конфликт интересов старого и нового клиентов составит дисциплинарное нарушение только в случае, когда адвокат, предоставляя предыдущем клиенту правовую помощь, получал от него конфиденциальную информацию.

Руководитель предприятия обратился в КДКА с жалобой на адвоката, долгое время оказывала правовую помощь предприятию. Будучи осведомленным с хозяйственной деятельностью, контрагентами и должниками, адвокат также оказывала правовую помощь процессуальном оппоненту.

Проверив материалы, в КДКА установили, что жалобщик разорвал договор с адвокатом до подачи иска в деле, где адвокат представляла другую сторону. В то же время, жалобщик не предоставил никаких сведений о том, что адвокату предоставлялась или стала известна любая конфиденциальная информация в связи с заключением и исполнением договора.

С учетом этого дисциплинарной палатой было принято правильное решение об отсутствии в действиях адвоката дисциплинарного проступка дело в отношении адвоката была закрыта. Решением ВКДКА от 26.01.2017 № I-001/2017 такое решение было оставлено без изменений.

2.6. Предоставление адвокатом правовой помощи одновременно работнику и его работодателю не вызывает конфликта интересов, если отсутствует возможность использования полученной информации в ущерб клиентам.

Адвокат представлял интересы акционерного общества по делу о восстановлении на работе ранее уволенного работника. В это же время суд рассматривал уголовное дело против уволенного работника, где другой работник АО, который имел статус потерпевшего, дал согласие на представление этим же адвокатом собственных интересов.

Это и стало поводом для обращения с жалобой на адвоката в КДКА. Проверяя обстоятельства дела, в КДКА отметили, что сам факт предоставления адвокатом правовой помощи лицу не вызывает конфликта интересов с интересами клиента, поскольку такой конфликт интересов возникает только при условии, если адвокат оказывал правовую помощь определенной юридическому лицу и имел доступ и / или получил информацию, которая может быть использована против такого лица.

При таких обстоятельствах, ГП КДКА отказала в возбуждении дисциплинарного дела. Такое решение ВКДКА оставила в силе (решение ВКДКА от 30.01.2018 № И-011/2018).

В противном случае адвокат одновременно представлял интересы учебного заведения и его работников — ответчиков в судебных спорах о признании недействительными свидетельств о праве собственности на квартиры и решений о регистрации прав собственности.

На адвоката в КДКА пожаловались истцы, утверждая, что тот допустил конфликт интересов. Но между ответчиками, которых представлял адвокат не было разногласий в позиции по делу и они обнаружили общее желание на представительство их интересов одним лицом.

Директор учебного заведения в своих объяснениях обратил внимание, что на стадии принятия поручения адвокатом был осведомлен директора о представительстве интересов работников, однако заведение вместе с этими работниками действовали совместно.

КДКА все же возбудила дело, а вот в ВКДКА пришли к выводу о том, что имеющиеся материалы не подтверждают наличие признаков конфликта интересов, поэтому отменил решение КДКА и отказала в возбуждении дисциплинарного дела в отношении адвоката (решение ВКДКА от 21.07.2016 № VII-001/2016 ).

2.7. Преимущество интересов клиентов перед собственными интересами адвоката, а также любыми другими соображениями касается, в том числе, денежных вопросов.

Адвокат, который был защитником подозреваемого в уголовном производстве, получил от его родственников средства для внесения залога, выбранной судом в качестве меры пресечения, оплаты гонорара и покрытие других расходов, связанных с выполнением договора о предоставлении правовой помощи. В установленный определением суда срок защитник средства не внес, повлекшее негативные последствия для клиента. Суд установил наличие конфликта интересов между защитником и его клиентом, а именно — противоречие между личными интересами адвоката и его профессиональными правами и обязанностями, наличие которых может повлиять на объективность или беспристрастность при исполнении адвокатом его профессиональных обязанностей.

Адвоката отстранили от защиты и подали соответствующую жалобу в КДКА. Позиция собиралась на том, что адвокат не выполнил обязательства, имея для этого все возможности, использовав деньги для собственных интересов. Впрочем, дисциплинарная палата КДКА отказала в возбуждении дела, поскольку обязанности залогодателя не предусмотрены УПК, доказательства получения денег в счет уплаты залога отсутствуют, а вопрос возврата гонорара находятся в плоскости гражданско-правовых отношений вне компетенции КДКА.

Оценивая ситуацию, в ВКДКА исходили из того, что при осуществлении адвокатской деятельности адвокат имеет право совершать любые действия, не запрещенные законом, Правилами адвокатской этики и договором об оказании правовой помощи, необходимые для надлежащего исполнения договора об оказании правовой помощи. Адвокат в своей профессиональной деятельности должно исходить из преимущества интересов клиентов перед своими собственными интересами, а также любыми другими соображениями. Таким образом, конфликт интересов недопустим, в связи с чем адвокат обязан немедленно уведомить клиента о наличии конфликта и расторгнуть договор. Несмотря на это, решение ГП КДКА региона было отменено и принято новое решение о возбуждении дисциплинарного дела в отношении адвоката (решение ВКДКА от 28.05.2015 №V-008/2015).

2.8. Письменное согласие, которая в отдельных случаях должна быть получена от клиентов, констатирует отсутствие конфликта интересов состоянию на определенную дату и не может гарантировать отсутствие такого конфликта в будущем.

Адвокат оказывал лице правовой помощи по вопросам, возникающим при осуществлении хозяйственной деятельности в объеме абонентского ежемесячного обслуживания.

Адвокат получил от клиента письма о предоставлении свои согласия на предоставление любой правовой помощи другому лицу, с которой первый клиент имел взаимные обязательства. Указанным письмом подтверждался факт отсутствия конфликта интересов в случае предоставления этому лицу любой правовой помощи. Впоследствии договорные отношения с первым клиентом были разорваны.

Тем не менее, адвокат позже получил заявку на представительство первого клиента в суде по иску ко второму о взыскании дебиторской задолженности. Приняв поручение, адвокат не получил от второго клиента письменного согласия на предоставление правовой помощи по делу, хотя предмет иска касался периода, когда адвокат оказывал правовую помощь обоим клиентам.

Дисциплинарная палата КДКА, не увидела в этом признаков проступка и отказала в возбуждении дела. Однако ВКДКА (решение от 25.02.2016 №II-013/2016) пришла к выводу, что предоставленная ранее заявление-согласие первого клиента об отсутствии конфликта интересов лишь констатировала отсутствие такого конфликта состоянию на определенную дату и не могла установить отсутствие конфликта интересов на будущее. Поэтому Высшая комиссия отменила решение КДКА и приняла новое, которым возбудила дисциплинарное дело в отношении адвоката.

2.9. Принцип избежания конфликта интересов распространяется как на адвокатскую, так и на другую деятельность адвоката, которая может вступить в противоречие с профессиональными обязанностями.

При рассмотрении дела в суде адвокат в одном и том же производстве первоначально представлял интересы должника, а затем кредитора, что послужило основанием для обращения с жалобой на него в КДКА.

Адвокат отмечал, представлявший интересы юридических лиц не в качестве адвоката (он оказывал правовую помощь не в рамках соглашения о предоставлении правовой помощи), а потому на его действия в данной хозяйственной деле не распространялись ПАЭ. По результатам рассмотрения ГП КДКА региона закрыла дисциплинарное дело.

В ВКДКА заметили, что действие ПАЭ распространяется кроме непосредственно адвокатской деятельности, а также на другую деятельность (действия) адвоката, которая может вступить в противоречие с его профессиональными обязанностями. В данном случае адвокат грубо нарушил требования о недопустимости конфликта интересов (поочередное представительство интересов сторон с противоположными процессуальными целями).

Также в Высшей комиссии учли то обстоятельство, что жена адвоката представляла в том же судебном процессе интересы одной из сторон. А одновременное предоставление правовой помощи адвокатами, которые являются супругами, в одном и том же процессе клиентам, процессуальные интересы которых противоположны и противоречат друг другу, указывает на то, что исполнение договора о предоставлении правовой помощи может противоречить интересам адвоката, членов его семьи и по общему правилу запрещено в соответствии с законом. Поэтому решением ВКДКА от 24.03.2016 № III-034/2016 было отменено решение ГП КДКА региона и принято новое, которым адвоката были привлечены к дисциплинарной ответственности и применено дисциплинарное взыскание в виде остановки права на занятие адвокатской деятельностью на шесть месяцев.

2.10. В решении вопроса конфликт интересов между старым и новым клиентами наличие доверенности на представительство может быть расценена как факт предоставления правовой помощи независимо от того, выполнялись какие-то действия по поручению.

Лицо обратилось в юридическую фирму за правовой помощью в связи с приватизацией земельного участка. На всех работников фирмы, в том числе ее руководителя, были выданы доверенности на представительство его интересов. Но почти всю работу по делу осуществлял определенный работник фирмы. Руководитель фирмы в рамках дела только вытребовал с исполкома городского совета копию регистрационного дела на земельный участок. Позже руководитель юридической фирмы получил статус адвоката. Также истек срок действия доверенности.

Через некоторое время адвокат принял поручение другого лица по поводу признания незаконной приватизации земельного участка первым клиентом. Этот факт и стал основанием для обращения в КДКА. Свою позицию жалобщица обосновывала тем, что законодатель, будучи осведомленным о ее интересы, конфиденциальную информацию, обстоятельства и особенности процесса приватизации земли, а также и о возможно совершенных ошибки, в настоящее время использует указанную осведомленность в ущерб ее интересам. Впрочем, дисциплинарная палата закрыла дело, учитывая, что представителем жалобщицы был подчинен адвоката, который готовил правовую позицию и исковое заявление по делу.

В ВКДКА исходили из того, что адвокат был представителем истца по делу против лица, которое ранее представлял по доверенности независимо от того, исполнил тогда любые действия во исполнение этого поручения. То есть, имея доверенность от жалобщицы (согласно доверенности) на предоставление правовой помощи и представительство интересов по вопросам, связанным с регистрацией права собственности на объекты недвижимого имущества, адвокат принял поручение от другого лица на представительство интересов по гражданскому делу, предметом которой было отмены регистрации права собственности жалобщицы на те же объекты недвижимого имущества.Учитывая такие обстоятельства, ВКДКА приняла решение дисциплинарной палаты КДКА отменить и принять новое решение, применить к адвокату дисциплинарное взыскание в виде остановки права на занятие адвокатской деятельностью сроком на три месяца (решение ВКДКА от 30.08.2017 № Vиии-008/2017).

Помогла статья? Оцените её
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...
Добавить комментарий